twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Иду на "Грозу"!

Ну вот про сто подарок просвещенным театралам! А  также всем, кто  со  школьных лет ненавидит пьесу А. Н. Островского "Гроза". (И зачем ее изучают в школе? И какое дело детям до проблем женщины, изменяющей мужу? Им бы в "Доходное место" того же автора вникать и понимать: есть судьба прекрасного идеалиста Жадова, а есть – карьериста-чиновника Белогубова…)

Короче, в рамках фестиваля "Школа. Студия. Театр", который проводит театр "Мастерская", 12 декабря свою "Грозу" сыграет замечательный Воронежский камерный театр. Вообще говоря, у нас в Питере есть и свои "Грозы". А. Могучий поставил ее в БДТ как оперу, и город Калинов здесь – чистая вертепная преисподняя, натуральный ад.

Слова Добролюбова про "темное царство" не просто материализованы, русский мир явлен в спектакле как царство глубинно-темное, подземное. Туши во тьме египетской висят вверх копытами, волчьи глаза красными огнями мерцают, люди ногами не ходят – их вывозят на фурах-платформах, словно восковые фигуры оперных персонажей.

Вывезли – и начала кукла играть-балаганить, словно ведомая кукловодом. Молнии сверкают не переставая, но, сколько гроза ни греми, сколько Илья-пророк 2 августа ни катайся, ничего не будет этой окаянной русской нечисти. Она неизводима. Отсюда Катерине путь один – в смерть, "подальше от нашей земли".

Есть и другая "Гроза", в Театре на Васильевском, и там мир другой: петербургский двор-колодец с одиноким окошком на брандмауэре, а в окошке горит голая электрическая лампочка. Это Питер, детка. Склонна предположить – питерская окраина, что-нибудь у станции метро "Дыбенко", где хозяйничает полупьяная гопота во главе с паханом Кулигиным – огромным пьяным громилой с красным лицом и туманно-циничным взглядом хмельных глазенок.

Так определяет место действия своей "Грозы" В. Туманов. И вот 12 декабря Петербург может пойти на еще одну "Грозу". М. Бычков определил ее в 1950-1960-е гг., а райцентр Калинов у него – такой же глухой угол, как и был испокон веков. И не только в 1950-1960-е. Они и сейчас такие, эти "углы", Заволжски и Приреченски, знаем, бываем, видим. Здесь нечем дышать и "некуда жить". Это тот вечный русский Калинов, где вышедшие с индустриального производства какого-нибудь Коксохима наши люди душили и душат друг друга в собственных домах.

Где правят дикие Дики е и отечественные Кабанихи, днем выступающие при этом с трибун совнаркомов, райкомов или современной думы (Кабаниха тут никакое не "былое", а прямо депутат Яровая…). А начинается спектакль с первомайской демонстрации… В последнее время интерес театров к "Грозе" усилился, и это понятно: в воздухе пахнет если не грозой, то несвободой – и пьеса Островского откликается этим проблемам. Как жить в темном царстве, что такое наша почва, дышит ли она и кто здесь луч света?


  • Текст
  • Марина Дмитревская
  • главред "Петербургского театрального журнала"