twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch.

Статья

Как в СССР и Ленинграде зарождалось карате

Евгений Галицын – первый обладатель черного пояса по карате в Ленинграде, первый официальный чемпион Ленинграда по кумитэ, экс старший тренер ЛенВО и сборной команды Ленинграда. Мы поговорили с ним о том, как он пришел в карате, об истории зарождения карате в СССР и Ленинграде, а также попросили перечислить главные вехи развития карате в нашем городе и назвать основные, на его взгляд, проблемы, мешающие карате развиваться сегодня.

Евгений Галицын рассказал, что в первый раз слово "карате" в СССР он увидел на страницах еженедельника "За рубежом" в 1963 г. в заметке о гибели журналиста в связи с его расследованием убийства президента США Дж. Кеннеди. В заметке было написано, что дотошного журналиста умертвили "ударом в шею по системе карате".

"С этого и началось мое увлечение карате (до этого были спортивная гимнастика и акробатика, самбо, бокс). А в школе в это время мы изучали работу Ленина "Как нам реорганизовать Рабкрин". И вот на основе строчки из стихов Роберта Рождественского "станут руки твои как ноги, станут ноги твои как руки" и по завету Ильича мы с двоюродным братом Александром Гончаровым на основе техники бокса придумали свое карате", – вспоминает Евгений Галицын.

Потом на экраны вышел фильм А. Куросавы "Гений дзюдо". "Это было наше первое зрительное впечатление о карате… На одном из просмотров мы познакомились с Игорем Лазаревым и Георгием Моисеевым – они теперь вместе с Валерой Медведевым и моим братом по праву считаются родоначальниками карате на Украине – и стали вместе тренироваться", – рассказывает мастер.

Переписали книгу

В 1969 г. Евгений Галицын поступил в Донецкий политехнический институт, где от сокурсника узнал, что в Москве в библиотеке Ленина есть книги по карате.
"Мой брат поехал в Москву и в читальном зале, не зная английского, от руки всю ее переписал и перерисовал за 2 месяца. Мы распределили ее главы между собой, совместно с ребятами перевели и стали отрабатывать, – говорит Евгений Галицын. – Потом была служба в Советской армии".

Осенью 1972 г. Евгений Галицын поступил на философский факультет в ЛГУ им. Жданова.

В начале 1973 г. брат познакомил его с лаосским мастером Вангом из школы карате нэко-рю. По словам Евгения Галицына, Ванг был "настоящим мастером, в чьем мастерстве было невозможно усомниться", а в Ленинграде судьба свела его с Владимиром Илларионовым, будущим первым чемпионом СССР по карате в абсолютной категории. Евгений Галицын считает, что именно на основе школы нэко-рю они заложили основы подготовки сборной, которую впоследствии стали называть ленинградской школой карате.

В Ленинграде к 1973 г. уже было несколько групп каратистов и тренеров. "В 1973 г. меня познакомили с А. Макашевым и В. Шустовым, а чуть позже, через них, – с Вадимом Ковязиным и Анатолием Поляковым. Они пригласили меня к себе на тренировки, но их уровень не шел ни в какое сравнение с тем, что я видел у Ванга", – отмечает Евгений Галицын.

Новый уровень

Как рассказал Евгений Галицын, первые неофициальные соревнования в Ленинграде состоялись еще в начале 1970-х гг., а в 1975 г. прошел матч Ленинград – Москва, в котором приняли участие ученики Сато-сана и члены сборной Ленинграда. Победила дружба. Так были заложены основы тесных контактов Москвы и Ленинграда.

К концу 1970-х гг. карате в СССР вышло на такой уровень, что, по словам Егения Галицына, "с ним нужно было что‑то решать". В 1978 г. была создана Всесоюзная комиссия по карате при Госкомспорте СССР, а год спустя – Всесоюзная федерация карате. В 1979‑1983 гг. было проведено несколько всесоюзных аттестационных семинаров тренеров по карате, прошли первенства и чемпионаты СССР, всесоюзные внутриведомственные соревнования, изданы первые отечественные учебно-методические материалы.

"Все шло к тому, что мы могли успешно выступать на международном уровне. Но… в 1982 г. вышел приказ о запрете карате в ДСО СССР. Карате оставили только в СКА и "Динамо", – вспоминает Евгений Галицын.Он отметил, что как раз в это время прошел матч между каратистами городов-побратимов Ленинград – Осака.

"К нам приехали титулованные мастера и спортсмены. Но именно на этом матче был развенчан устойчивый миф о непобедимости японцев. Результат матча – ничья", – рассказывает Евгений Галицын. "Но это не очень радовало, – продолжает мастер. – Когда карате запретили во всех добровольных спортивных обществах, перед многими спортсменами был опущен шлагбаум. Но меня это не коснулось: я был старшим тренером Ленинградского военного округа, а также работал с военными вузами и начальниками физподготовки частей Советской армии и Военно-морского флота. В этот период наша сборная команда еще четырежды становилась чемпионом и призером первенств и чемпионатов Советской армии и Военно-морского флота среди взрослых и молодежи".

Занимались не в кимоно

В начале 1984 г., по словам Евгения Галицына, ленинградские мастера уже начали активно готовиться к Спартакиаде дружественных армий, но 17 мая 1984 г. карате официально исключили из единой спортивной классификации и фактически объявили вне закона.

"Двадцать четвертого мая 1984 г. одновременно с приказом о присвоении мне высшей квалификационной тренерской категории в Ленгорспорткомитет пришел приказ и о закрытии карате как вида спорта. Так что я расписался за ознакомление сразу на обоих приказах и… фактически оказался безработным", – говорит Евгений Галицын. За обучение карате была введена уголовная ответственность. Но карате жило, отчасти благодаря тому, что во многих группах учениками были сотрудники силовых структур. Однако для многих тренеров начались годы подполья. "Хотя оно было не совсем обычным. Мы просто занимались в спортивных костюмах вместо кимоно", – вспоминает Евгений Галицын.

Он рассказал, что в годы запрета ушел преподавать физкультуру в школу. Кроме того, именно в это время начали расцветать "неподзапретные" аналоги карате – таеквондо, ушу, кун-фу, вьетводао…

"В школе я преподавал физкультуру, но дети и администрация знали, кем я был до школы, и просили продолжить с ними тренировки. И я, несмотря на запрет, занимался с детьми оздоровительными практиками карате и ушу. У меня занимались ребята из спецмедгруппы, и за годы преподавания я 30 с лишним человек перевел из спецмедгруппы в общую. Карате сделало их здоровыми", – говорит Евгений Галицын.

В конце 1980-х гг. усилиями старых и новых тренеров был организован Союз восточных единоборств Ленинграда, многое сделавший для отмены запрета карате. "Мы проводили подготовительные аттестации, читали лекции, вели учебные курсы… Мы делали все возможное, чтобы карате вышло из тени", – рассказывает Евгений Галицын.

Легкие пояса и даны

Наконец в 1989 г. карате было легализовано. Но это не привело к резкому качественному прорыву. Скорее наоборот. "Карате перешло на клубную основу, – поясняет Евгений Галицын. – Это было хорошо для налаживания контактов между каратистами разных стран, но не способствовало росту уровня каратистов и престижности проводимых соревнований и во многом способствовало деградации его уровня и престижа. Пояса и даны можно было получить, не прикладывая особых усилий. Иногда достаточно было съездить за границу, побывать на паре занятий у известного мастера, и дан тебе был обеспечен".

Основной критерий…

В последние годы много говорится о разделении карате на традиционное и спортивное, однако, по мнению Евгения Галицына, такое разделение некорректно, в корне неправильно.

"Карате в принципе едино, оно может быть и прикладным, и спортивным, и традиционным, и коммерческим. Прикладное – для спецслужб и армии, в спортивном сильные соревнуются с сильными, а под прикрытием традиционного часто скрывается коммерческое, где основной критерий – это платежеспособность ученика, а не его талант и желание", – считает мастер. По его словам, традиционное карате подразумевает комплексное, в том числе и духовное, воспитание, постепенное формирование личности, а не просто следование традиционной системе поясов и стилевым ритуалам.

Знают, как сделать

Сейчас первый обладатель черного пояса по карате в Ленинграде тесно взаимодействует с петербургским отделением Российского союза боевых искусств (РСБИ). В интервью "ПД" он сказал, что члены РСБИ постараются сделать все, чтобы возродить лучшие традиции ленинградского карате.

"К советскому карате было много претензий, но при этом на момент закрытия карате в Советском Союзе наша сборная была на очень хорошем уровне.

В ее активе были победы и над чемпионами мира, и над чемпионами Европы. Жаль, что после закрытия карате многое из достигнутого было утрачено, а после его возрождения – не востребовано. Последствия этого ощущаются и сейчас, – с горечью отмечает Евгений Галицын. – Это надо исправлять, активно развивая стилевое и спортивное карате. Как это сделать, мы знаем".

Первый обладатель черного пояса по карате в Ленинграде добавил, что, на его взгляд, детское карате замечательно может и должно увязываться с системой военно-патриотического воспитания, с тенденцией улучшения спортивной работы, которую ведет наше государство.

"Карате просто нужно как минимум не мешать! Тем более что для массовых занятий слишком многого и не надо. А пользы для здоровья населения и обеспечения порядка будет гораздо больше", – резюмирует Евгений Галицын.

  • Текст
  • Максим Сю