twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Михаил Шемякин: нам, российским художникам, выпал шанс повести мировое искусство за собой

Сегодня в Петербурге открывается выставка Михаила Шемякина «Буква, слово, текст в искусстве». Экспозиция, которая является частью проекта «Воображаемый музей Михаила Шемякина. Антология форм», будет работать до 24 апреля.

«Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…» – писала Анна Ахматова. Эти строки невольно приходят на память, когда смотришь на работы, представленные на выставке в Фонде художника Михаила Шемякина на Садовой ул., 11. Все они отражают такое явление в искусстве ХХ в., как визуализация текста.

Слова, фразы, буквы, их комбинации способны воздействовать на психику человека. Михаил Шемякин уже давно занимается исследованиями в этой области. Любители современного искусства хорошо помнят его выставку и книгу «Каллиграфия и текст как образ в искусстве». На этот раз он демонстрирует внушительную коллекцию работ художников всего мира, собранных из книг по искусству, журналов, каталогов аукционов, фотосъемок музейных архивов. Источниками также были старые гравюры и другие произведения различных видов искусства. Все экспонаты объединяет идея игры со словом, удивительной способности текста влиять на визуальное восприятие.

По мнению художника, форма слова, слова-формы, формальные слова стали частью произведений русского авангарда, нашли отражение в работах кубофутуристов и определили пропагандистский дух на советских плакатах. Позднее это проявилось в творчестве Эрика Булатова и Всеволода Некрасова, стало частью концептуальных работ Дмитрия Пригова и Ильи Кабакова. Без этих форм, считает Шемякин, сложно себе представить соц-арт Александра Косолапова и Леонида Сокова. Или работы американского художника Эда Рушея, повлиявшего не только на книжных дизайнеров, но и на многих художников-концептуалистов, которые стали использовать слова и целые предложения в своих произведениях.

Дополняют коллекцию оригинальные работы молодых современных авторов, собранные Михаилом Шемякиным в результате конкурсного отбора. В рамках выставки будет работать «Лаборатория творчества», которая проведет различные культурно-образовательные мероприятия.

«ПД» поговорил с Михаилом Шемякиным о выставке и творческих планах.

"Петербургский дневник": В чем особенность выставки?

Михаил Шемякин: Наша выставка на сегодняшний день очень важна для русского человека. Помните – сначала было слово, и слово это было Бог?

Но чтобы создать это слово, прежде всего нужен был мировой разум, а ему – буквы. Поэтому выставка так и называется: «Буква, слово, текст в искусстве».

Слово не пустота. Оно может и просветить, и ввести в бездну искушения. Наша выставка проходит под эгидой Министерства культуры РФ. И я очень рад, что в России появился такой министр, как Владимир Мединский. Это человек, который энергично делает свое дело. Он приезжал сюда, посмотрел, оценил и поддержал нашу выставку. Мало того, он считает, что это настолько достойно, что под его эгидой мы будем проводить 20 выставок на Колымской земле.
На этой выставке представлено много работ молодых художников.

Раньше мы с трудом отбирали работы на одну выставку. А сегодня у нас отбор идет через экран и поступает огромное количество работ, поэтому мы делаем сейчас два вернисажа.

"Петербургский дневник": Это результат работы вашего фонда и его образовательных программ?

Михаил Шемякин: То помещение, где сейчас располагается фонд, было передано мне правительством Санкт-Петербурга по поручению президента РФ Владимира Путина, чтобы я мог заниматься живописью. Но я предпочел все это отдать, чтобы поднять образование молодых ребят. Сегодня мы мало пользуемся тем, что нам оставили отцы и деды, и разрушаем реалистическую школу. Я был одним из тех, кто предостерегал, как бы в этом рейх­стаге уничтожения памятников на политические темы не выплеснуть ребенка. Потому что многие монументы были выполнены величайшими мастерами – Николаем Томским, Евгением Вучетичем, Михаилом Аникушиным. Этими именами надо гордиться, а мы просто не умеем гордиться сами собой. Я всегда говорю художникам: мы не имеем права идти на поводу у Америки, у Запада. Потому что у нас есть своя феноменальная база. Нужно только научиться ею пользоваться и, самое главное, понять, что у русского художника совершенно иная судьба. Мы не имеем права заниматься той развлекухой, которой занимаются на Западе. Нам, российским художникам, выпал шанс повести мировое искусство за собой.

"Петербургский дневник": Ваша выставка – своего рода завершающий аккорд Года литературы, она имеет непосредственное отношение к слову. А как бы вы ответили на один из самых обсуждаемых вопросов – о судьбе печатных книг?

Михаил Шемякин: Я вспоминаю знаменитый роман Айзека Азимова «Конец вечности», когда главный герой пытается управлять судьбой прошлых веков и привозит из путешествий оттуда старые журналы, книги. А один из персонажей, который занимается высшей математикой, спрашивает: «Что ты таскаешь эти старые фолианты? Зачем? У меня библиотека всего мира находится вот в этом кармане». И тот отвечает, что он не может отказаться от запаха книг, от ощущения бумаги, от того, как он переворачивает страницы. Это живет у него в генах. Вот и я думаю, что книга все равно останется. Я наблюдаю, сколько народу приходит на книжные ярмарки. Сколько интересных книг выходит даже в небольших издательствах. Сколько людей преданы искусству литературы. Просто хочется снять перед ними шляпу. Я думаю, что книга не исчезнет никогда.

"Петербургский дневник": Ваши ближайшие планы?

Михаил Шемякин: Пятнадцатого декабря в Театре Стаса Намина состоится премьера спектакля «Нью-Йорк. 80-е. Мы». Это драма, переходящая в мюзикл и рок-оперу и обратно возвращающаяся в драму. В ней мы постараемся показать жизнь эмигрантов в те годы, в том числе и мою жизнь. Одновременно там будет проходить выставка моих фотографий тех лет.

  • Текст
  • Марина Алексеева