twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Самый гуманный суд

политолог:

Новость последней недели о решении Гаагского суда по поводу того, что Россия должна заплатить акционерам «ЮКОСа» $50 млрд, вызвала самые оживленные комментарии.

Защитники Ходорковского (например, из «Яблока») поют победные гимны. Кое-кто подсчитал, что в случае исполнения решения каждый гражданин России, включая грудных детей, будет должен Ходорковскому и Ко по 11 тыс. рублей. Только вот этих денег они вряд ли дождутся. Есть сильные подозрения о политической ангажированнос­ти решения. Но я позволю себе высказать иную версию.

Гаагский суд (точнее – Постоянная палата третейского суда) учрежден по решению Гаагской конференции 1899 г., созванной по инициативе императора Николая II. Сегодня в суде представлены более 100 стран, в том числе Россия. Особенностью является то, что спорные дела могут быть рассмотрены только по согласию всех спорящих сторон. «Сенсационный процесс» тянется с 2005 г. У меня вопрос: что делали все это время российские представители? По-моему, все случившееся – это их личный косяк, непрофессионализм и безалаберность. Почему вообще было получено согласие России на рассмотрение иска?

Полагаю, что МИД России и правовое управление администрации президента обязаны разобраться и сделать персональные выводы. Явные процессуальные нарушения должны быть доказательно оспорены. Но главный аргумент прост: решение вынесено на основании так называемой Европейской энергетической хартии, которую российский парламент не ратифицировал, а подпись экс-премьера Черномырдина под этой «грамотой» была своевременно отозвана. Гаагский суд, таким образом, действовал не на основе контракта (который Россия не подписывала, а следовательно, не нарушала), а «по понятиям», свойственным «бандитскому арбит­ражу» начала 1990-х. В данном случае право было заменено чем-то вроде бейс­больной биты.

Невзлин (предполагаемый основной приобретатель 50 млрд) уже пригрозил арестом российской собственности по всему миру. Ходорковский назвал решение суда «фантастикой». И, думаю, он ближе к истине. Собственность основных российских компаний давно акционирована, ее совладельцами являются сотни тысяч мелких акцио­неров. Ни один европейский суд не арестует частную собственность просто так. Так что мертвого осла уши, а не 50 млрд. Рано радовались.

Решение Гаагского суда незаконно, так как Россия не подписывала Европейскую энергетическую хартию.