twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Замначальника отдела УФССП по СПб Андрей Харичкин: со «звездами» работать сложнее

О специфике особых исполнительных производств в системе службы судебных приставов читателям «ПД» рассказал заместитель начальника межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу Андрей Харичкин.

"Петербургский дневник": Что такое особое исполнительное производство, и чем оно отличается от обычного?

Андрей Харичкин: Закон не разделяет понятие особого исполнительного производства и обычного. Скорее это особый правовой статус. А особый потому, что в межрайонном отделе находятся категории исполнительных производств, которые в сфере нашей жизни являются наиболее важными. К таким производствам относятся взыскания задолженностей по заработной плате в крупных размерах с крупных предприятий (от 1 тыс. работников и более), исполнение функций по административному выдворению иностранных граждан, незаконно находящихся на территории РФ (с начала года отдел выдворил уже 1 тыс. 200 мигрантов), исполнение исполнительных документов неимущественного характера в пользу государства (освобождение незаконно занимаемых нежилых помещений и земельных участков, в том числе и от гаражей).

Поэтому, подведя итог, сказать, что есть особое исполнительное производство и есть обычное – нельзя. Каждое исполнительное производство – важное. Не важен размер задолженности, не важен предмет: судебный пристав-исполнитель должен одинаково относиться и ко всем исполнительным производствам. Просто руководство УФССП выделило специальный отдел для того, чтобы контролировать ведение исполнительных производств по категориям наиболее социально значимых сфер жизни. 

"Петербургский дневник": Чем конкретно занимается межрайонный отдел по исполнению особых исполнительных производств?

Андрей Харичкин: Прежде всего, в подведомственность отдела входят исполнительные производства по взысканию задолженностей с суммой долга свыше 100 млн рублей и исполнительные производства, имеющие большой общественный резонанс. Как я уже говорил, это могут быть взыскания зарплаты, иной задолженности, как, допустим, по громкому делу компании «РРТ». Там пострадало много людей, и для того, чтобы проще было контролировать и исполнительным производством занимались судебные приставы, имеющие большой практический опыт, это дело было передано в наш отдел. 

"Петербургский дневник": Вы упомянули дело компании «РРТ», которая недавно объявила себя банкротами. На какой стадии оно сейчас находится? 

Андрей Харичкин: Начну с того, что «РРТ» – это группа компаний, которые фактически позиционируют себя как независимые компании, отдельные юридические лица («РРТ-Северо-Запад», «РРТ-Мотор», «РРТ-Озерки»). Но во главе всех этих компаний стоит один и тот же учредитель. Что касается нашей работы, то по исполнительному сводному производству в отношении «РРТ-Северо-Запад» имеется более 500 исполнительных документов. Сейчас «РРТ-Северо-Запад» решением Арбитражного суда признан несостоятельным и в отношении него введена процедура наблюдения. То есть после введения указанной процедуры по Закону об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель приостанавливает ведение исполнительного производства и снимает все наложенные аресты за исключением задолженности по текущим платежам, морального вреда и вреда, причиненного здоровью. 

В настоящий момент картина выглядит следующим образом. В рамках исполнительного производства по «РРТ-Северо-Запад» судебными приставами был наложен ряд арестов (на автотранспортные средства, на не жилые помещения и даже на мебель) на сумму свыше 150 млн рублей. Но сейчас все эти аресты сняты и деятельность организации контролируют временные управляющие, которые в рамках дела о несостоятельности собирают необходимые документы и оценивают финансовое состояние компании. И так будет продолжаться до принятия Арбитражным судом иного решения, как-то о прекращения дела о банкротстве, в случае если удастся компанию вывести. Либо о введении конкурсного производства, где уже конкурсный управляющий будет распродавать все имущество.

"Петербургский дневник": То есть, по сути, они остаются безнаказанными, даже несмотря на то, что реально пострадало очень много граждан?

Андрей Харичкин: К сожалению, законодатель данный момент не предусмотрел. А мы вынуждены действовать строго по закону, который определяет, что мы приостанавливаем исполнительное производство и снимаем аресты. Да, есть определенный ряд производств, по которым сводное исполнительное производство не приостановлено, потому что есть задолженности и по взысканию морального вреда. Те денежные средства, которые мы успели получить до введения процедуры, мы распределили среди пострадавших. Конечно, это не большие деньги, но опять-таки мы сделали все, что могли, в рамках предоставленных нам законом полномочий. 

"Петербургский дневник": А что же тогда делать тем пострадавшим, которые вообще ничего не получили?

Андрей Харичкин: По закону им необходимо включаться в реестр, и если у должника есть имущество, а оно, по нашим сведениям, есть, когда конкурсный управляющий будет реализовывать это имущество, денежные средства в порядке очередности будут перечисляться всем кредиторам. Ставить точку в этом деле пока рано. Я прекрасно понимаю всех пострадавших и их переживания. Многие из них принесли свои последние деньги в эту компанию. И если говорить о моем личном мнении, то считаю, что здесь уже должны работать органы следствия и органы полиции на предмет выявления признаков тех или иных преступлений, которые вполне могут иметь место быть. 

И еще, хотел бы обратить внимание на то, что в некоторых случаях сами пострадавшие повели себя как минимум безответственно: отдавая огромные деньги (1 млн рублей и больше), они даже не брали никаких документов, подтверждающих оплату, просто веря на слово, что завтра можно уже прийти за машиной. Причем многие из них шли в «РРТ», зная о проблемах компании, поскольку мы освещали в СМИ эту ситуацию. И даже когда мы производили арест автотранспорта, клиенты в салоне, будто не замечая ни нас, ни нашего вооруженного спецназа в масках, оформляли договор, шелестя приготовленными к оплате купюрами или постукивая по столам менеджеров компании пластиковыми картами. 

"Петербургский дневник": Сотрудники вашего отдела имеют большие полномочия, чем сотрудники других отделов, и, если да, то каковы они?

Андрей Харичкин: Я бы сказал, у судебных приставов-исполнителей межрайонного отдела больше территория. Мы работаем по всему Санкт-Петербургу сразу. Судебные же приставы-исполнители районных отделов имеют право осуществлять свою деятельность только на территории своего районного отдела. И, пожалуй, это единственное отличие. 

"Петербургский дневник": Среди ваших фигурантов люди, скажем так, непростые. Оказывается ли на вас давление и в чем оно выражено: угрозы, взятки?

Андрей Харичкин: Честно, я не могу припомнить ничего, связанного с какими-то угрозами в адрес сотрудников нашего отдела или оказанием давления. Если говорить о коррупции, то данный вопрос всегда стоит остро, и здесь нам помогает отдел собственной безопасности. Что касается нашего отдела, то в нем работают люди достаточно профессиональные, поэтому обо всех попытках склонения их к коррупционным проявлениям они своевременно докладывают, и отдел собственной безопасности принимает соответствующие меры. Здесь все зависит от людей, конечно.

"Петербургский дневник": Встречаются ли среди должников знаменитости, и легко ли с ними работать?

Андрей Харичкин: Бывают и такие. Но я хотел бы отметить, что эти люди для судебных приставов - должники. Да, часто «статусные» люди ставят себя на несколько ступеней выше обычных граждан, но после применения судебным приставом мер исполнительного характера, в том числе предупреждения об ограничении права на выезд за рубеж, исполняют судебное решение. Примерно такая история произошла недавно с известным музыкантом, имевшим задолженность по алиментам. Он не желал к нам являться, присылая представителя. Музыкант, конечно, имел на это право, но и пристав вправе задать определенные вопросы только должнику. В итоге мы его все-таки убедили прийти в отдел, дать соответствующие объяснения и погасить задолженность.

Основная сложность при работе с известными людьми заключается в том, что они не хотят идти на контакт с судебным приставом. Но мы проявляем настойчивость. Пока в городе не зафиксировано ни одного случая, чтобы кому-то из «звезд» удалось уклониться от исполнения решения суда. 

"Петербургский дневник": Понятно, что имен вы называть не будете, но все же знаменитости какой категории попадаются к вам на крючок: политики, спортсмены, депутаты?

Андрей Харичкин: Разные. Как-то был даже сенатор. Правда, в отношении политиков последние два года исполнительных производств мы не возбуждали, но попадаются и высокие чины в госструктурах, а также спортсмены, музыканты, крупные бизнесмены. Причем многие фамилии на слуху. У некоторых весьма солидные долги, но платить они не хотят, а некоторые даже не могут. Кто-то нанимает хороших адвокатов, которые существенно затрудняют нашу работу. Безусловно, со знаменитостями работать сложнее. Но буду справедливым, их немного – не сотни, и даже не десятки. Такие исполнительные производства находятся на особом контроле, но, подчеркну, работаем мы исключительно в правовом поле.

  • Текст
  • Дмитрий Стаценко