twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

В Нью-Йорке вскоре появит­ся улица Сергея Довлатова

В Нью-Йорке вскоре появит­ся ул. Сергея Довлатова. Решение об этом приняли муниципальные власти по просьбе живущей в США группы почитателей таланта писателя. 

Сергей Довлатов родился в Уфе, где оказались в эвакуации его родители – театральные работники – в 1941 г. Однако уже в 1944 г. его семья возвратилась в Ленинград. 

Ленинградская школа 

После окончания школы будущий писатель поступил на отделение финского языка филологичес­кого факультета Ленинградского государственного университета. Проучившись в нем 2,5 года, был исключен за неуспеваемость – не сдал экзамен по немецкому языку. После отчисления из университета 3 года прослужил в армии. Попал во внутренние войска – в охрану исправительных лагерей в Респуб­лике Коми, где познакомился со страшной изнанкой «другой» советской действительности. 

После армии поступил на факультет журналистики ЛГУ, работал в студенческой многотиражке. С 1972-го по 1975 г. жил в Эстонии, где работал в местных газетах, писал рецензии для журналов. В 1976 г. за публикации в иностранной прессе был исключен из Союза журналистов СССР. Набор его первой книги, подготовленный в эстонском издательстве, был уничтожен по указанию КГБ. В 1978 г. писатель эмигрировал и поселился в США.

Сергей Довлатов писал прос­тым и ясным языком. Его проза лаконична, лишена каких-либо украшений, в ней нет описаний сложных психологических коллизий, изысканных картин природы. Его персонажи говорят тем языком, который мы слышали на улицах и на кухнях коммунальных квартир и который он услышал в эми­грантских кварталах Нью-Йорка. 

Довлатов пил, как часто пьет по-черному разочарованный происходящим вокруг русский интеллигент, хотя его отец был еврей, а мать – армянка. Пьянство в его рассказах неотделимо от самого писателя, как оно, увы, до сих пор неотделимо от российского быта. Близко знавший Довлатова Александр Генис писал: «Сергей ненавидел свои запои и бешено боролся с ними. Он не пил годами, но водка, как тень в полдень, терпеливо ждала своего часа. Признавая ее власть, Сергей писал незадолго до смерти: «Если годами не пью, но помню о Ней, проклятой, с утра до ночи». 

«Жизнь коротка...» 

За 12 лет жизни в эмиграции Довлатов издал 12 книг в США и Европе. В Нью-Йорке начал издавать газету на русском языке «Новый американец». Его прозу переводили на английский. Сергей Довлатов стал вторым после великого Владимира Набокова русским литератором, писавшим в престижном журнале «Нью-Йоркер». Однако много литературных наград при жизни он так и не получил. Ему была присуждена премия американского ПЕН-клуба за лучший рассказ 1986 г. Но от премии писатель отказался. По условиям конкурса премия присуждалась неопубликованной вещи, а Довлатов предпочел опубликовать свои рассказы.

О своей жизни сам он написал так: «Я родился не в очень-то дружной семье. Посредственно учился в школе. Был отчислен из университета. Служил 3 года в лагерной охране. Писал рассказы, которые не мог опубликовать. Был вынужден покинуть родину. А в Америке я так и не стал богатым или преуспевающим человеком. Мои дети неохотно говорят по-русски. Я неохотно говорю по-английски. В моем родном Ленинграде построили дамбу. В моем любимом Таллине происходит непонятно что. Жизнь коротка. Человек одинок. Надеюсь, все это достаточно грустно, чтобы я мог продолжать заниматься литературой...». 

Когда говорят, что литература – это зеркало жизни, то это в полной мере относится к Довлатову. Он писал только о том, что хорошо знал, – абсурдной жизни советского человека и еще большем абсурде жизни мыкающегося за границей эмигранта. По сути дела, во всех своих произведениях Сергей Довлатов описывал свою собственную жизнь. Его «Зона» – записки лагерного надзирателя из войск МВД, в которых он служил. «Компромисс» – рассказ о жизни писателя в Эстонии и его работе журналистом.

«Заповедник» – история его работы экскурсоводом в Пушкинских Горах. «Наши», «Чемодан» – рассказ о своей семейной жизни и вывезенном за границу житейском скарбе.
Получилось так, что еще в армии он столкнулся с очень страшной стороной жизни. «Мир, в который я попал, был ужасен. В этом мире дрались заточенными рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировкой и насиловали коз. В этом мире убивали за пачку чая», – пишет он в «Зоне». И не отделяет себя от тех, кого он охранял: «Мы были очень похожи и даже взаимозаменяемы». 

Довлатов умер 24 августа 1990 г. в Нью-Йорке от сердечной недостаточности. В Петербурге на доме 23 по ул. Рубинштейна, в котором жил писатель, уже установлена мемориальная доска.