twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

В Петербурге ежегодно пропадают тысячи детей

В Петербурге ежегодно пропадают или сбегают из дома или государственных учреждений тысячи детей. В некоторых случаях причиной тому стала преступная невнимательность родителей к своему чаду.

День пропавших детей был учрежден в 2010 г. Международным центром поиска пропавших и эксплуатируемых детей. В Петербурге эту дату впервые отметили два года назад. В 2014 г. он прошел во второй раз.

Ответственность за проведение мероприятий Международного дня пропавших детей возложили на себя волонтеры СПб РОО «Питер-Поиск».

Водителям автотранспорта дарили синие ленточки – символ Международного дня пропавших детей, чтобы те закрепили их на своем авто. Прохожим раздавали буклеты, напоминающие о том, как детям правильно вести себя на улице.

Координатор мероприятия и руководитель движения «Помощь детям» психолог Алексей Сухов рассказал, что горожане с интересом реагировали на происходящее. Родители обещали чаще разговаривать со своими детьми.

Только за 2013 г. в полицию Петербурга было подано 1332 обращения об исчезновении или побеге несовершеннолетних. Доля криминала в них составила 5-7% (похищения, увод, насильственные действия).

Все остальное – побеги. 625 побегов (52%) дети совершили из дома и 581 (48%) – из учреждений (например, из приютов).

Проблема серьезная. Тем более во время летних каникул, когда так много свободного времени.

Районы беглецов

По данным розыскного отдела ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в 693 случаях в 2013 г. определить местонахождение ребенка удавалось сразу или в течение нескольких часов. По 635 эпизодам были заведены дела и проведен ряд оперативно-розыскных мероприятий.

Выявлены и городские территории, предрасполагающие к побегу. Наибольшее количество внезапных исчезновений полицейские зарегистрировали в Колпинском (103), Калининском (134) и Фрунзенском (140) районах.

В аппарате уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге констатировали: «По сравнению с 2012 г. количество без вести пропавших и самовольно ушедших детей в 2013 г. возросло». Тем не менее однозначных выводов в аппарате детского омбудсмена делать не стали. Возможно, пропажи детей стали просто чаще регистрироваться.

Счастливый случай

Один из показательных случаев произошел в начале этой недели, 26 мая. Одиннадцатилетняя девочка поссорилась с мамой и, вспылив, ушла из дома. Школьница бродила по улицам до позднего вечера, пока ее не приметил незнакомый мужчина…

Благо все кончилось хорошо. Заметив слоняющегося ребенка, петербуржец остался неравнодушным и начал расспрашивать девочку. Она рассказала ему, что мама якобы выгнала ее из дома. Мужчина отвел школьницу к себе домой (к своей семье – жене и двум детям). Там ее накормили и устроили на ночлег. Утром по пути на работу мужчина отвел девочку в школу.

Где корень проблемы?

Алексей Сухов уверен: количество потеряшек и беглецов можно значительно снизить. По его словам, родители в состоянии свести риски побега к минимуму. «В таких случаях корни проблемы растут из семьи. Дети не доверяют своим родителям и предпочитают решать свои проблемы на улице», – сказал Алексей Сухов.

По словам специалиста, родители должны быть ближе к своему ребенку и общаться с ним буквально каждый день.

Особенного внимания требуют ребята в переходном, трудном возрасте. Искать контакты с ними вдвойне обязательно, даже если это плохо получается. Есть вариант и на крайний случай: обратиться к детскому психологу.

«Родителям нужно занять подростка, изучить то, чем он интересуется, и попытаться развить этот интерес совместно. Если ребенок тянется в лес (например, он уже убегал туда), то почему бы не взять палатку на выходные и не отправиться всем вместе в поход?» – советует Алексей Сухов.

Он отметил, что неблагополучным семьям могут быть не по карману некоторые развлечения (например, платные детские секции). Именно поэтому преодолеть все трудности можно только благодаря комплексному подходу – в разрешении вопроса должны быть задействованы и общество, и власть (та же соцзащита), и правоохранительные органы. «Но начинать надо с семьи», – подчеркнул Алексей Сухов.

Дело тренировки

В силах родителей обезопасить свое чадо и в случае реальной опасности – например, при настоящих попытках похищения. Но для этого потребуются силы и время, которого так мало в загруженном графике занятого взрослого человека, считает психолог и координатор проекта «Молодежная служба безопасности» Леонид Армер.

«Увы, каких-то универсальных способов, чтобы добиться стопроцентной безопасности, не существует, – сказал он. – Но, на мой взгляд, эффективнее всего здесь подошло бы что-то вроде домашних тренингов, когда родители разыгрывают с детьми конкретные ситуации. Понимаете, у ребенка должен накопиться некоторый опыт: как ответить незнакомцу или как позвать на помощь. Очень важно, чтобы ребенок не стеснялся».

По словам Леонида Армера, ребенок будет находиться в большей безопасности, если заранее отработает, проговорит и даже прокричит возможную ситуацию. Более того, такой тренинг будет интересен и самому ребенку, уверен специалист.

«Родители могут подать это по-разному. Например: «А сего­дня мы потренируемся, как с преступниками разговаривать». Ну или что-то в этом роде. Дело в том, что многие (даже взрослые!) тренинги направлены на проработку своего поведения в той или иной ситуации, и это достаточно эффективно. Кому-то в силу своих атлетических способностей или смелости может хватить и теории, он увидит незнакомца и поступит так, как ему говорили родители или как написано в учебнике. А кто-то из-за закомплексованности или скромности взрослому возразить не рискнет, потому что у него просто нет такой модели поведения!» – рассказал «Петербургскому дневнику» Леонид Армер.

  • Текст
  • Максим Сю