twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Петербургские бизнесмены и правительство помогают раненному на майдане военнослужащему Украины

Петербургские бизнесмены и правительство города оказывают всестороннюю помощь тяжело раненному на майдане военнослужащему внутренних войск Украины. В столице Украины раненого фактичес­ки бросили.

Кровавые события на Украине не оставляют в стороне никого. Петербургский предприниматель и одновременно волонтер фонда помощи подразделения «Беркут» Роман Сапоньков в апреле этого года обратился в Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга с просьбой. Она касалась оказания срочной медицинской помощи тяжело раненному во время беспорядков в Киеве 23-летнему сержанту внутренних войск Украины Виктору Афанасьеву (в целях безопасности фамилия и имя изменены. – Ред.). В Киеве оперировать раненного на Майдане бойца отказались. А у нас, в Петербурге, городские власти незамедлительно взяли ситуацию с Виктором на контроль и приняли самое непосредственное участие в его судьбе. Но обо всем по порядку. 

Вот что мы услышали от Романа Сапонькова, с которого, собственно, и началась эта история. «После киевских событий я начал активно отслеживать в интернет-новостях все, что касалось ранений, полученных бойцами «Беркута». Уточнял информацию у своих киевских друзей, которые на тот момент еще жили в украинской столице, – рассказал Роман Сапоньков. – Еще у меня был один знакомый беркутовец в Севастополе. Его тоже ранили. Он получил пулевое ранение бедра с повреждением сустава. Связь с ним я поддерживал через его жену и друга. Это было еще до присоеди­нения Крыма к России. Тогда-то мы и договорились, что, если понадобится, я начну хлопотать о том, чтобы его прооперировали в Петербурге. Но потом в силу известных политических событий правительство Севастополя самостоятельно вышло на контакт с российским правительством и решило все необходимые проблемы с лечением раненых севастопольских беркутовцев. Соответственно, отпал вопрос об оказании помощи и упомянутому мной спецназовцу».

Тем не менее Роман продолжал мониторить ситуацию с ранеными бойцами. Через свою знакомую – активистку антимайдана Мирославу Бердник Роман решил проверить информацию о том, что происходит с теми ранеными, которые попали в госпиталь МВД в Киеве. 

«Ходило довольно много слухов, что беркутовцам, которые находятся в Киеве в госпитале МВД, не хватает лекарств и вообще им нужна помощь. Связавшись с Мирославой, я узнал, что медикаментозную помощь раненым в киевском госпитале МВД оказывают нормально, а также экстренную медпомощь, включая вывод пациентов из комы. Но, как выяснилось потом, о пост­травматической реабилитации раненых речи не шло вообще», – продолжает Роман Сапоньков. Один из пациентов, которому была просто жизненно необходима операция, – военнослужащий внутренних войск Украины Виктор Афанасьев из Донецка. На Майдане он получил пулевое ранение в голову: контужен глаз и перебит пулей ушной канал. После того как в Киеве Виктора вывели из медикаментозной комы, у него началось загноение ушного канала. Тамошние врачи сказали, что глаз спасти невозможно. Забегая вперед, отметим: когда Виктора осмот­рели наши врачи, они сказали, что на момент поступления Виктора Афанасьева в киевский госпиталь МВД глаз спасти было можно. Мало того, вполне возможно, пусть и под очень большим вопросом, что это удастся сделать и сейчас. 

«Что же касается ушного канала, то в Киеве Виктора поставили в очередь на операцию только на конец сентября. Когда наши врачи это услышали, они сказали: если тянуть до осени, пользы от данной операции не будет никакой. В общем, ситуация в киевском госпитале МВД Украины складывалась следующая: вроде бы врачи и не отказывались что-то делать, но в то же время отношение к этому было, что называется, «на отвали», – возмущается Роман Сапоньков.

Узнав о существовании Виктора, Роман через своих киевских знакомых тут же предложил помощь по реабилитации. «Сначала я созвонился с мамой Виктора. Она мне рассказала о ранении, о том, что сын только что вышел из медикаментозной комы. Она также рассказала, что на них все время оказывается давление со стороны начальства МВД Украины, которое предупреж­дает, что в случае отбытия Виктора на лечение в Россию он «пролетит» мимо социального обеспечения и военной пенсии. Также им довольно прозрачно намекали, что отъезд Виктора Афанасьева в Россию будет считаться дезертирством. И вообще всячес­ки отговаривали от принятия такого решения, говоря, что в России это будет использоваться как пропаганда, что могут заставить принять российское гражданство и даже похитить для допросов и пыток. Естественно, что мать, у которой сын только что перенес такое тяжелое ранение, очень долго боялась, тем более что в переговорах с ней я выступал как частное лицо. У нее, естественно, возникали вопросы, куда она поедет, женщина требовала официальных писем. Я сумел ей объяснить, что никаких официальных писем мы выдать ей не можем, поскольку Украина сейчас не то государство, с которым можно вести официальную переписку. В конце концов ее убедили, и они приехали», – рассказывает Роман.

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга совместно с Комитетом по здравоохранению обеспечили Виктору Афанасьеву необходимое лечение. Его про­оперировали в НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе, сделав челюстно-лицевую операцию, затем перевели в ВМА им. С.М. Кирова, а сейчас переводят на реабилитацию в больницу в пригороде. Впереди еще несколько операций. Сейчас, по словам лечащего врача, состоя­ние Виктора стабильное, угрозы жизни нет. Медицинская помощь оказывается в полном объеме. Говоря о роли правительства Санкт-Петербурга и конкретно Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга, по словам Романа Сапонькова, там очень живо откликнулись на помощь, дали необходимые рекомендации, подсказали людей, с которыми можно связаться именно по части содействия в финансировании. «Понятно, что деньги на лечение дало не правительство, а предприниматели. Но в правительстве откликнулись моментально, буквально после моего первого телефонного звонка в Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга», – вспоминает Роман. 

Стоит отметить, что предприниматели, которые содействуют в лечении раненного на майдане бойца, полнос­тью обеспечивают и проживание в Петербурге его матери. С ней на связи постоянно находится Роман, который всегда готов оказать любую посильную помощь, способствующую выздоровлению ее сына.

На вопрос о том, что подвиг­ло Романа заняться содействием в оказании подобной помощи, он ответил, что, скорее всего, этому послужило внутреннее ощущение творящегося на Украине бардака с пришествием к власти фашистов без всяких кавычек и преувеличений. «Еще в феврале было понятно, что пришли к власти полные отморозки. А что касается «беркутят», людей, которые пришли исполнять свой долг по присяге, защищать правопорядок и получили тяжелые ранения, – многие из них остались инвалидами, не говоря уже о тех, кто погиб. И после всего этого их еще объявили чуть ли не государственными преступниками. От осознания всего этого беспредела просто по-человечески захотелось помочь людям», – сказал Роман.

  • Текст
  • Дмитрий Стаценко