twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Сергей Мигицко: "Если мне аплодируют – значит я живу"

23 апреля юбилей отметил по-настоящему народный артист России Сергей Мигицко. Его темпераменту и энергии может позавидовать каждый. Он из тех счастливчиков, кто нашел себя и кто может позволить себе роскошь заниматься любимым делом всю жизнь. 

"Петербургский дневник": Сергей Григорьевич, в Театре им. Ленсовета вы играете от 10 до 15 спектаклей в месяц. К этому надо добавить еще съемки в кино, антрепризные спектакли, участие в городских мероприятиях. Откуда черпаете силы?

Сергей Мигицко: Вероятно, запас сил таится в той отдушине, которая отвечает за любовь к профессии. Но сил не хватает, я могу признаться. Все мои спектакли очень энергичные, очень эмоциональные, и если их ставят встык: например, «Ревизор» и подряд две «Испанские баллады», то это очень серьезная трата. Но выше этого тот факт, что мне очень нравится моя профессия, совершенно прекрасная и неповторимая. Как сейчас принято говорить – эксклюзивная. 

"Петербургский дневник": Вы родились и выросли в Одессе. Каким было ваше детство?

Сергей Мигицко: Замечательным. У меня были прекрасные родители, у меня была удивительная бабушка, самобытные родственники. Когда они собирались, это было потрясающее зрелище. Это были невероятные застолья. Совсем недавно была война – они выжили, защитили своих жен и матерей, они были классные! После 100 грамм они становились чудесные – веселые, добрые, щедрые. Я все выглядывал, когда начнется щедрость, когда там минут через тридцать-сорок после начала застолья мне крикнут: «Серега, выходи получи!». Кто давал рубль, кто авторучку.

Родителей я видел редко, они вкалывали. Отец был военным, он служил Родине. Мама работала в Министерстве экономики. А я был с бабушкой – удивительной женщиной. Она кормила, она поила, она мыла, она стирала, она одевала. Она знала очень много украинских и русских песен, ходила в храм, знала много молитв. 

Одесса для меня была целым миром. Приехав в Ленинград, я на каждые праздники обязательно возвращался туда. И сейчас каждый день звоню в Одессу друзьям, родственникам.

"Петербургский дневник": В Ленинграде вам, наверное, даже несмотря на наш Финский залив, не хватало настоящего моря?

Сергей Мигицко: Да, я навсегда останусь человеком, по-хорошему «укушенным» морем. Когда позволяла погода, все свое свободное время я проводил возле водной глади. На углу Фонтанки и Невского была лодочная станция. Там можно было за три копейки взять лодку и плыть куда глаза глядят. Мы сажали туда полкурса, наших девочек –  Ларису Луппиан, Алену Ложкину – и с песнями шли по Фонтанке. Заходили в каналы, протоки. Потрясающее было время. 

Мои ровесники, друзья из Одессы – все стали профессиональными моряками. И добрая половина из них заходили в Петербург. Я по этому случаю всегда устраивал шоу на причале. Один из моих самых близких друзей Яша Ященко – капитан, бесконечно веселый и смешной человек, любит рассказывать нашим общим знакомым историю: «Подходим мы к Питеру, выходим уже на прямую линию швартоваться, до швартовки остается метров пятьсот. Я стою на капитанском мостике и вижу, что какой-то чудак сидит на тумбе, на которую забрасывают канат. Взял бинокль, пригляделся. А это Сережка Мигицко, да еще и с букетом цветов». 

Не могу жить без воды. Обожаю наши петербургские набережные, Крестовский остров.

"Петербургский дневник": А как открывались в вас актерские способности?

Сергей Мигицко: У меня мама очень любила театр. Они с папой по крайней мере раз или два в месяц ходили в одесские театры, которые тогда были замечательными. У нас были знакомые актеры и режиссеры. И мама устраивала мне, как сейчас принято говорить, кастинги. Помимо этого я учился в одном классе с сыном выдающегося украинского артиста Семена Самойловича Крупника. Он наблюдал меня и благословил на актерскую профессию. И что самое главное – режиссер нашего одесского Театра оперетты Матвей Абрамович Ошеровский когда-то учился с Игорем Петровичем Владимировым. Мама каким-то образом умудрилась выйти на Матвея Абрамовича. И он написал Владимирову письмо с просьбой обратить внимание на способного одесского мальчика. С этим письмом я и приехал в Ленинград. Но Игорю Петровичу я это послание не показал – побоялся. Но тем не менее поступил к нему на курс.

"Петербургский дневник": А какой спектакль изменил вашу профессиональную жизнь?

Сергей Мигицко: «Собачье сердце», где я сыграл Шарика Шарикова. Меня на роль Шарикова сначала не назначили – я пришел на распределение ролей и себя там не увидел. И уже хотел пойти домой, а потом думаю: «Куда же я иду? Я же так хотел сыграть Шарикова, а меня не назначили». И это был единственный раз, когда я пошел к заведующему литчастью – тогда это был Сергей Георгиевич Шуб – и спросил: «Сережа, а почему же меня не назначили?». Он говорит: «Сейчас, сейчас мы это исправим». Видимо, такое у меня было лицо (смеется). И позвонил Игорю Петровичу Владимирову, который очень удивился моему желанию сыграть Шарикова, но тем не менее меня доназначили. И я впервые сыграл судьбу – от и до. А вот уже просто любовную историю, вопреки моему амплуа комика-буфф, я впервые сыграл с Ларисой Луппиан в спектакле «Ты и только ты».

"Петербургский дневник": А что для вас любовь?

Сергей Мигицко: Любовь – потрясающее чувство. Оно не сравнимо ни с чем, его нельзя заменить, подменить. Влюбленный человек способен на подвиг. Лучшие свои роли я сыграл в период влюбленности. Лучшие свои поступки совершил в состоянии влюбленности. Тому, кто придумал любовь, этот момент, когда две пары глаз смотрят друг на друга и это значит больше, чем любые слова, огромное спасибо. 

"Петербургский дневник": Актерская профессия считается зависимой. А вы человек довольно свободолюбивый…

Сергей Мигицко: Нужно уметь подчиняться. У меня были и есть очень требовательные режиссеры, своенравные, настойчивые. Но я мирился, переживал, сильно нервничал, мы ругались. Однако нужно уживаться. Спорить и искать истину. У меня очень много слабых мест. Например, раньше я катастрофически опаздывал – на съемки, на репетиции. Везде, всегда и постоянно. У меня выговоров было больше, чем жителей в Петербурге. Но все-таки мне удалось побороть эту «вредную привычку». Так и в профессии – борюсь с тем, что мешает, и ищу компромисс. 

"Петербургский дневник": Что для вас успех, признание, аплодисменты?

Сергей Мигицко: Это энергообмен. Это то, что необходимо артисту. Мой персонаж Фредерик Леметр (спектакль Театра им. Ленсовета «Фредерик, или Бульвар преступлений». – Ред.) говорит: «Если мне аплодируют – значит я живу». Это очень точные слова. И я с ними, пожалуй, соглашусь.

  • Текст
  • Екатерина Кашина