twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Никита Александров: "Главное – быть эффективным и полезным"

Бывший председатель Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями Никита Александров, покинувший свой пост 12 апреля, объявил, что уходит на военную службу. О причинах этого шага Никита Александров рассказал «Петербургскому дневнику».

"Петербургский дневник": Как вообще вы приняли такое решение, с одной стороны, очень мужское, с другой, учитывая вашу должность, вашу работу и без того на государственной службе... пойти в армию? 

Никита Александров: Мне кажется, что вне зависимости от того, где будет проходить служба Отечеству – на государственной службе или в армии, – главное, чтобы она шла на пользу обществу, была эффективна. Главное – это чувство долга. Это и было основным мотивом для принятия такого решения. 

Оно не было мгновенным и молниеносным: я к этому шел дос­таточно долго. И морально, и духовно готовил себя к его принятию. Я уверен в одном – это долг любого из парней, кто проживает в этой стране.

Для себя я явственно увидел два пути. Первый – пойти и честно отслужить в армии. А второй путь заключался в том, чтобы бегать от повесток, прятаться, применить какой-то свой административный ресурс, попытаться договориться с военкомом, еще с кем-то. 

Второго пути я для себя не вижу, потому и принял решение служить. 

Дело в том, что мной была пройдена очередная медкомиссия, и так случилось, что та болезнь, которая меня останавливала и давала мне отсрочку, прошла и, надеюсь, больше не будет меня беспокоить. Поэтому, оказавшись на этой развилке, я выбрал первый путь.

"Петербургский дневник": А в 18 лет было ли желание идти в армию? 

Никита Александров: Я не буду лукавить и говорить, что это желание было у меня в юности или с детства. Но в то же время я основывался на опыте отца, который отслужил. 

У моей жены Анастасии отец и дед тоже отслужили. А дед был вообще военным офицером, посвятившим свою жизнь армии и дослужившимся до полковника. Их пример меня тоже воодушевил, и они, конечно же, сыграли здесь определенную роль. 

"Петербургский дневник": А в каких войсках вы бы хотели служить?

Никита Александров: Мне очень сложно строить планы, потому что это мой первый опыт. И как выглядит эта процедура, я просто не могу представить. Наверное, так же, как не могут ее представить и парни, которые сейчас учатся в институте и которым в ближайшее время предстоит это пройти. Увидим. Передо мной опять же пример отца. У него была абсолютно простая служба в простом отделении ракетных войск. Я же однозначно буду стараться, чтобы не быть в конце и быть лучшим. Это мое умение, и я буду его применять настойчиво и упорно. А какой род войск будет... Знаете, мне сложно сказать: я никогда не мечтал быть, допустим, моряком или подводником. Здесь, по-моему, дело случая. Как оно сложится, так оно, наверное, и будет. Эти решения не я принимаю. А какие решения будут приняты, тем я и буду следовать. 

"Петербургский дневник": Сейчас вы находитесь на руководящем посту. Попав на службу, не рассматриваете для себя какую-то командную должность? 

Никита Александров: Нет, я не собираюсь, пользуясь своим административным ресурсом, пытаться каким-то образом повысить себя в должности. 

"Петербургский дневник": Я имею в виду совсем иное, а именно применить во время прохождения вами действительной военной службы тот опыт и знания, которые вы приобрели, возглавляя комитет.

Никита Александров: Мне здесь очень сложно рассуждать, потому что, как уже было сказано, решение принимаю не я и не мне решать, каким лучше образом применить мои знания и навыки. Да, они действительно есть. И если эти навыки будут востребованы на той службе, которая мне предстоит, конечно же, я буду их применять. А если не будут востребованы, значит, буду их применять, когда уже вернусь к простой гражданской жизни.

"Петербургский дневник": Как восприняли родственники, друзья и коллеги это ваше решение? 

Никита Александров: Исключительно одобрительно, потому что мои друзья – это моя опора. Моя жена – это моя опора. Мои родители – это моя опора. И все они мне очень близки, в том числе и по духу. Они всецело меня поддерживают в эти минуты выбора.

К моим годам был приобретен уникальный опыт благодаря общественной деятельности, благодаря работе в комитете. И я понимаю, что не могу рассказывать молодежи о патриотизме, о любви к Родине и государству, когда я пытаюсь каким-то образом лукавить, уйти от военной службы. Мне кажется, это принципиально неправильно. 

Речь еще идет и о законе, который обязывает молодых людей служить в армии. А закон должен быть абсолютно равный для всех вне зависимости от того, руководитель ты отраслевого подразделения в Смольном или простой парень из глубинки. 

"Петербургский дневник": Вы отслужите, приобретете еще совершенно новый для вас армейский опыт. Не думаете, если смотреть на перспективу, дорасти до министра обороны?

Никита Александров: Нет, не думаю. Знаете, есть одна удивительная вещь: ты возвращаешься откуда-то обратно. Вроде бы и дом тот же, и мебель та же, и запахи те же, но ты уже не­множко другой. А после армии тем более. Поэтому через год посмотрим. Главное – и это я абсолютно искренне говорю – заключается в том, чтобы быть эффективным и полезным. У меня никогда не было упорства и стремления, чтобы работать здесь. Просто так сложились обстоятельства, что мой опыт, который был приобретен благодаря общественной деятельности, был нужен и остается нужен в комитете.

"Петербургский дневник": Что удалось сделать за год вашей работы в комитете и на что из намеченного в силу объективных обстоятельств не хватило времени?

Никита Александров: Удалось сделать много. Прежде всего сформировать команду из людей, которые живут этой работой. Вне зависимости от нагрузки, которая выпадает на комитет, их работа эффективна. Также, что крайне важно, удалось сформировать и создать вместе с молодежью города ряд проектов, которые ей максимально интересны. Это абсолютно разные проекты: в творчестве, в развитии предпринимательства, в добровольчестве и других отраслях. Буквально на прошлой неделе в одном из университетов города прошла встреча ведущих студенческих СМИ Петербурга. Это те мероприятия, которые силами нашего комитета были проведены и внедрены в молодежную среду буквально за год. 

Благодаря этим инициативам, программам, которые были сделаны и реализуются, у комитета появился молодежный актив. Они предлагают свою инициативу городу. И сейчас можно с уверенностью утверждать, что появились связующие мостики между администрацией города и молодежью, которая в нем проживает, обучается или работает на промышленных предприятиях, в бизнесе и т.д.

А если говорить о том, что я не успел, то, я бы сказал, только одно – увеличить уровень оплаты труда в бюджетной сфере, который есть у специалистов в молодежной политике. 

Сейчас он значительно отличается от уровня оплаты труда в других отраслях, таких как образование, культура. Вот на это времени не хватило. Но первые шажки сделаны – в прошлом году уровень оплаты труда специалистов, о которых я говорю, был увеличен на 15%. 

К сожалению, это капля в море, но тем не менее это первый из этапов, который стоило пройти. А дальше уже новое руководство будет такие проблемы решать и продвигать. Это действительно необходимо, ведь с хорошим уровнем достатка специалисты с другой степенью ответственности будут относиться и к своей работе. Они станут более инновационны и находчивы. Мне кажется, это важно.

"Петербургский дневник": Отдаете себе отчет, что, скорее всего, вы первый в современной истории России чиновник, принявший такое решение?

Никита Александров: Я думаю, что здесь не надо строить идеалов. Уверен лишь в одном – если ты о чем-то говоришь, это надо показывать личным примером. Если ты не можешь это сделать, то и требовать с других ты не вправе.

"Петербургский дневник": То есть вы согласны с мнением, что хорош тот генерал, кто прошел путь солдата?

Никита Александров: Да. И это правильно. 

"Петербургский дневник": А как вы сами чувствуете, готовы к лишениям и тяготам военной службы? Контингент тех, кто попадает в армию, весьма разношерстный, многонациональный, имеют место проявления дедовщины… 

Никита Александров: У меня нет никакой опаски по поводу дедовщины. И для меня были, есть и остаются интересны и важны те изменения, которые происходят в армии. Они происходят, и прежде всего в головах и в подходах. 

А что касается опасений и ожиданий, то у меня ощущения, наверное, такие же, как и у ребят, которые будут призываться в этот и дальнейшие призывы. Это ощущение того, что мы, и я в частности, крайне слабо понимаем, что нас ждет, что там будет. Эти ощущения сложно описать, но отчасти это и интересно. Увидим. 

"Петербургский дневник": Неужели совершенно не мандражируете? 

Никита Александров: Конечно же, и мандраж есть, и ощущение неизвестности. Но это укрепляет мою уверенность, что я сделал правильный выбор.


  • Текст
  • Дмитрий Стаценко