twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Как бизнесмен сделал детей Гулливерами

Нет ребенка, который бы не играл в железную дорогу или не строил что-то из конструктора. У взрослых такой интерес пропадает. Но есть одно исключение – петербуржец Сергей Морозов. Потратив более $10 млн, он смог построить уникальный «Гранд-макет Россия».

Двухэтажное здание в промышленной зоне на Цветочной ул. всегда заметно – около него постоянно стоит большая очередь из родителей с детьми. Это не музей и не театр, это нечто принципиальное новое – «Гранд-макет Россия». На 800 м2 бизнесмен Сергей Морозов без поддержки государства смог создать уникальный проект – собирательный образ России, который помогает и детям и взрослым увидеть нашу страну. Храмы, порты, исторические здания – все изготовлено в миниатюре и поражает скрупулезностью исполнения. Вот к вокзалу подходит пассажирский поезд, рядом снуют машины, а небольшие человечки заняты работой. У каждого ребенка, который пришел посмотреть на это, невольно создается впечатление, что он Гулливер в стране лилипутов, но стране своей, где нет чуждых и непонятных особенностей. 

«Вы настоящие патриоты России, вы работали на совесть, не прося поддержки ни у власти, ни у бизнеса, и создали масштабный национальный проект, который увлекательно, при помощи самых современных средств рассказывает о величии нашей страны», – восхищенно отметил вице-губернатор Санкт-Петербурга Василий Кичеджи, который побывал в «Гранд-макете».

Не согласиться с такой оценкой сложно, учитывая, что каждый ребенок, который увидел «Гранд-макет», мечтает сюда вернуться и как минимум попробовать построить  хоть что-то похожее дома.

Корреспондент «ПД» поговорил с автором проекта Сергеем Морозовым об истории создания музея и о том, чего хотел добиться его создатель.

"Петербургский дневник": Сергей, а кто вы по образованию?

Сергей Морозов: Инженер-искусствовед. Дело в том, что у меня два высших образования. Первое я получил в ленинградском втузе (ныне – Санкт-Петербургский институт машиностроения.  – Ред.), там готовят «пушечное мясо» для заводов. Второе образование у меня искусствоведческое, которое я получил в нашей петербургской Академии художеств. Но большую часть жизни занимался бизнесом: автомобили, антиквариат, турфирма. Деньги нужно было зарабатывать. 

"Петербургский дневник": Как тогда появилась идея создания такого необычного музея?

Сергей Морозов: Я стараюсь делать то, чего еще никто не делал. Было множество путешествий, я объездил почти весь мир, видел, как организован туристический бизнес. Иногда было стыдно и неловко, что города других стран знаю лучше, чем свою собственную страну. Появилась идея создать туристический объект, который отвечал бы всем современным требованиям. И еще хотелось что-то сделать под занавес жизни для своей страны, пока есть силы и возможность.

Первая мысль – создать макет ночного Петербурга. И первая проблема, с которой пришлось столкнуться, – отсутствие подходящего помещения. Брать в аренду не хотелось, покупать – не было денег. Тогда пришла идея переделать свой бизнес-центр недалеко от станции метро «Московские ворота» в музей. И уже сама конфигурация здания давала мне подсказки, как развивать идею. Это было почти 5 лет назад.

"Петербургский дневник": Были какие-нибудь партнеры?

Сергей Морозов: Не было никаких партнеров. Я даже не пытался их искать. Мне казалось это бессмысленным занятием, потому что в тот момент я бы не смог ответить ни на один здравый бизнес-вопрос. Безумной идеей можно увлечь только толпу, а не двух-трех человек.

"Петербургский дневник": Кто изготавливал модели?

Сергей Морозов: У меня были знакомые моделисты. Несколько месяцев ушло на оттачивание идеи. И потом в мастерской стали изготовлять первые изделия – церкви и хрущевские пятиэтажки, которые так типичны для России. Надо понимать: то, что получилось, – это собирательный, отчасти вымышленный, образ России с географическими искажениями. Другого способа создать этот макет и передать идею не было.

"Петербургский дневник": Каких специалистов вы привлекли для проекта?

Сергей Морозов: Я собирал мастеров по всей России, пытался работать с немцами. В мире всего два таких масштабных проекта: в Гамбурге «Вундер Ленд», который строился частями, и второй – наш. Сложность нашего в том, что его надо было построить сразу целиком. Так что я сначала обратился к немцам, но только время зря потратил. То, что они сделали, все равно пришлось переделывать. Тогда пришлось очень тяжело – кризис начался. Но отступать было уже поздно, я прошел точку невозврата. Поэтому, стиснув зубы, продолжал работать без выходных, пришлось во многом себе отказывать.

Теперь, глядя на то, что получилось, я удивляюсь, как я это сделал. Но факт остается фактом: мечта – это то, что нереально, а все остальное – это задачи, которые порой могут быть действительно трудно выполнимы, но все-таки достижимы.

"Петербургский дневник": Вы использовали уже существующие технологии или пришлось придумывать что-то свое, новое?

Сергей Морозов: Часть идей не нова, но все равно потребовались корректировки и доработка под наши задачи. Я часто шучу, что мы занимаемся исконно русским делом – подковыванием иностранных блох. При этом у нас есть и собственные достижения. Мы первые сделали систему «день-ночь» из светодиодов, применили принцип электромагнитной индукции для движения автомобилей по макету, разработали собственные кон­троллеры управления.

"Петербургский дневник": Когда «Гранд-макет Россия» заработал? 

Сергей Морозов: 8 июня 2012 г. Я был счастлив. И сейчас счастлив, когда вижу эти очереди в музей. «Гранд-макет» – это моя битва за молодое поколение, это асимметричный ответ на слова о том, что все плохо, все рушится и будущего нет. И такая смысловая составляющая для меня очень важна, так же важна, как и финансовая. Я даже не могу с уверенностью сказать, какая из них превалирует.

  • Текст
  • Ирина Кружилина